Рассылка

Список товаров по издателям: "Издательство А.Ф.Маркса"

Маркс Адольф Федорович  (1838 – 1904) – петербургский издатель, основатель первого в России массового иллюстрированного журнала "Нива", распространявшегося по подписке с бесплатным приложением собраний сочинений лучших отечественных и зарубежных писателей.

А.Ф. Маркс родился в семье фабриканта башенных часов Фридриха Маркса в 1838 г в городе Штеттине (ныне Щецин, Польша). В 1848 г. Ф. Маркс умер от холеры, фин. положение семьи резко ухудшилось. После получения среднего образования А. Маркс вынужден был пойти работать. Перепробовав несколько специальностей, несмотря на яростные протесты родственников, он выбрал книжную торговлю. Первой фирмой для Маркса была «Придворная книжная торговля Д. К. Гинсторфа» (Хиншторфа). Зарплата была очень низкой. Здесь он проработал 3 года. Затем он перешел в известную берлинскую фирму Гиршвальда. Магазин пользовался славой лучшего в Европе по ассортименту литературы на всех языках. Проработав 2 года в Берлине, Маркс уже собирался вернуться в родной Штеттин, как неожиданно пришло приглашение из далекой и совершенно ему неведомой России. Приглашал его Фердинанд Августович Битепаж, изв. рус. книготорговец и комиссионер лейпцигских фирм. По всей видимости, он обратился в общество немецких книготорговцев с просьбой рекомендовать ему наиболее способного и энергичного молодого человека, хорошо знакомого с постановкой книжного дела в Германии, которое в те годы не без основания считалось образцовым. Уже сам по себе факт принятия предложения Битепажа во многом характеризует Адольфа Маркса. Не зная ни языка, ни страны, не имея ни малейшего представления о народе, ее населявшем, он покидает родину, решив попытать счастья в далекой России. Поступить так мог только или авантюрист, или человек, твердо верящий в собственные силы и знания, умеющий работать и работать. Правда, достичь положения в Германии было намного труднее, чем в России: ожесточенная конкуренция в книжном деле оставляла мало надежд на успех у человека, не имеющего достаточных средств, даже если он был столь энергичен и самонадеян, как герой нашего повествования. К тому же место управляющего в провинциальном книжном магазине хотя и сулило известную обеспеченность, не открывало перспектив самостоятельной деятельности. Вот почему приглашение Битепажа определило судьбу Маркса.

В сентябре 1859 г. Маркс приезжает в Петербург. За весьма короткое время он организует иностранный отдел книжной торговли Битепажа и Кулагина и берет на себя ведение дел с Германией. Как свидетельствуют современники, он успешно справился с этим, способствовав в «значительной степени расширению фирмы». Проработав пять лет у Битепажа и Кулагина, Маркс из-за ликвидации иностранного отдела (факт этот, правда, в достаточной степени не выяснен) оказался в полном смысле этого слова на улице. Возвращаться же на родину с пустыми карманами и несбывшимися надеждами он не хотел. Из этого, довольно критического положения его вывел случай. Неожиданно в 1864 г. открылась вакансия приказчика немецкого отделения в книжном магазине Маврикия Осиповича Вольфа. У Вольфа Маркс работал недолго. И ушел от знаменитого книготорговца и издателя без всякого сожаления, поскольку, как пишет его биограф, «получал чрезвычайно скудное содержание». Многолетний сотрудник Вольфа, С.Ф. Либрович несколько по-иному объясняет причину ухода: «Несмотря на свою бедность, он был слишком горд, самонадеян и чересчур настойчиво требовал самостоятельной роли в деле, для того чтобы мириться со скромным положением всецело подчиненного своему хозяину приказчика, торговца книгами».

Уйдя от Вольфа, Маркс опять остался не у дел, но на этот раз уже без всякой надежды получить место у какого-нибудь питерского книгопродавца. Сказал Вольфу: «Ну это мы еще посмотрим». Какое-то время он перебивался уроками иностранных языков, затем с помощью одного из приятелей устроился в контроль Варшавской железной дороги, раб там ок. 5 лет. Но он не оставлял надежды снова заняться любимым делом. Не имея ни имени, ни мало-мальских капиталов, ни круга связей, Маркс не мог рассчитывать на успешную деятельность в сфере книжной торговли. Поэтому он решил заняться издательской деятельностью. Но в конце 60-х гг. еще не было потребности в широком ассортименте изданий. Поэтому решено было издавать журнал. Но они также были нерентабельны из-за своей высокой цены. Но, еще работая у Вольфа, Маркс смог познакомиться с ассортиментом иностранных журналов вообще и иллюстрированных журналов в частности. Ил. журналы в силу легкости восприятия и образности материала, оперативности выпуска, дешевизны были более доступны широкому читателю, чем т.н. «толстые» журналы. Маркс решил выпускать иллюстрированный семейный журнал вне политических дрязг. Его аудитория – российский бюргер. Прежде чем приступить к изданию журнала, Маркс издал несколько книг в Петербурге. Они отличались очень низкими ценами.

Остается непроясненным вопрос об источниках первоначального капитала. Но пословам С.Ф. Либровича он был составлен из мелких паев его товарищей. Открыть собственный журнал человек без имени и без состояния не мог, поэтому ед. путь был купить право на издание уже существующего журнала. Свой выбор Маркс остановил на «Живопосним сборнике замечательных предметов из наук, искусств, промышленности и общежития» Адольфа Плюшара. Редактором «Нивы» стал Виктор Петрович Клюшников. Это была неоднозначная личность.

Маркс приступил к делу без всякой раскачки. 18.12.1870 вышел первый номер «Нивы» → 9 тыс. подписчиков. Неплохое начало и низкая цена.

Маркс начал свою деятельность с одновременного выпуска двух книг, принадлежащих перу его соотечественников. Однако с первых же дней выхода журнала он стал ориентироваться на русских авторов, ибо только их произведения могли завоевать популярность у читателей. Учитывая это, Маркс выпустил отдельным изданием две книги Василия Ивановича Кельсиева, в прошлом революционного публициста, который сотрудничал с А.И. Герценом, а в 60 е годы отрекся от прежних убеждении. Интерес к его личности и творчеству вызвали вышедшие в 1868 г воспоминания «Пережитое и передуманное», которые были резко осуждены демократической критикой, но все же свидетельствовали о литературном таланте мемуариста. Маркс не ошибся в своих расчетах: изданные им в 1872 г. исторические повести В.И Кельсиева «Москва и Тверь» и «При Петре» (в соавторстве с В.П. Клюшниковым) быстро оказались распроданными.

Иллюстрированные издания в какой-то мере служили гарантией солидности фирмы, они скорее, чем прочие, могли привлечь внимание прессы и тем самым послужить рекламой. Все это так. Но не это главное. Суть в том, что они значительно повышали информационные возможности книги. Особенно естественнонаучной и детской. Задача заключалась лишь в том, чтобы постепенно, увеличивая тиражи и снижая цену, сделать ее доступной большому числу читателей.

В отличие от многих современников, Маркс, придавая большое значение художественной стороне дела, в то же время свой выбор определял литературными достоинствами произведения. Поэтому вполне •естественно, что в числе первых иллюстрированных изданий оказалась классическая поэма Джона Мильтона «Потерянный и возвращенный рай».

Перевод был издан с параллельным текстом на английском языке и иллюстрирован 50ю картинами Гюстава Доре, творчество которого в этот период усиленно пропагандировалось в России.

Громадный, как тогда говорили, «роскошный» том in folio в красном полушагреневом переплете с золотым тиснением и обрезом вызвал заметный интерес. «Наша переводная литература обогатилась на днях новым изданием, в котором, несомненно, литературное достоинство соединяется с редкою в России роскошью типографского искусства, – писала одна из петербургских газет, – издание это, знаменитая поэма Мильтона «Потерянный рай», переведенная в прозе гжею А. Шульговскою. Перевод вполне удовлетворителен. Он соединяет в себе замечательную близость к подлиннику с прекрасным литературным языком, передающим как нельзя лучше тон английского языка». (Выбор переводчика вероятно объяснялся лишь фактом личного знакомства с издателем. Впрочем, в тот момент Маркс и не располагал еще достаточными связями и возможностями, чтобы предложить работу более известному литератору). В одном из писем к переводчице (8 августа 1878 г.) Маркс так сформулировал свои цели: «Я больше двух лет употребил на составление и приготовление этого издания; хорошо было бы, если бы русская публика приняла эту книгу, хотя с малой долей той любви, которую я положил на нее. Предпринимая это издание, я не рассчитываю на то, что оно может скоро разойтись, и знаю, что мне в несколько лет не покрыть расходов на него, но это только доказывает, что есть идеалисты, которые хотят работать без надежды на скорую пользу».

И все же издатель «Нивы» напрасно причислил себя к идеалистам. Он позволил себе понести убытки лишь в тот момент, когда почувствовал, что они не пошатнут его положения (в 1875 г. «Нива» имела 18 тыс. подписчиков, в 1877 – 30 тыс., а в 1878 г. – уже 43 тыс.). И лишь тогда, когда тираж журнала приблизился к 100 тыс. экз., он предпринимает новое аналогичное издание и выпускает «Фауста» Гете (в переводе А.А. Фета) с иллюстрациями Энгельберта Зейберца, гравированными Адрианом Шлейком, Альгейером Зигле и др. Затем в 1893 г. Маркс выпускает в аналогичном издании знаменитые «Сказки» братьев Я. и В Гримм, перекупая «исключительное право» на воспроизведение иллюстраций П. Грот-Иоганна у Акционерного общества «Германское издательское учреждение» (1893) и, уже в начале века,–не менее популярное «роскошное издание» – гетевского «Рейнеке-Лиса». И на этот раз перевод поэмы был поручен известному переводчику В. С. Лихачеву, а у книготорговой фирмы И. Г. Котта перекуплено «исключительное право» на воспроизведение в России популярных иллюстраций В. Каульбаха . В России существовало несколько переводов поэмы, но все они были неполными. По выходе книги издатель писал Лихачеву: «Перевод читается весьма легко и знакомит с оригиналом самым точным образом» .

Подстать этим изданиям «Натан Мудрый» Г. Э. Лессинга и «Мертвые души» Н. В. Гоголя, речь о которых впереди. Так намечается одно из направлений деятельности издательства – выпуск иллюстрированных изданий. Несомненно, оно было связано с ранними приложениями к «Ниве» – олеографиями и хромолитографиями с картин русских художников. В литературе можно встретить много скептических замечаний о художественных достоинствах последних. И это, вероятно, справедливо, если мерить эстетическими мерками сегодняшнего дня. Но не следует забывать, что русская провинция последней трети прошлого века не могла похвастаться активной художественной жизнью: широкое распространение имел лишь лубок, явно не выдерживавший сравнения с «нивскими» приложениями ни по технике исполнения, ни по своим прочим достоинствам. Благодаря массовости эти приложения оседали в дворницких и бакалейных лавках, питейных заведениях и крестьянских избах. Они отвечали нетребовательным вкусам неискушенной в живописи массы, но в свою очередь, бесспорно, ее развивали (чего уж. никак нельзя сказать о лубке, вроде известной «Битвы русских с кабардинцами» или бесчисленных изображений генерала Скобелева на коне). «Появление в глуши таких картин, как «Бабушкина сказка» и «Гусляр» К. Е. Маковского, «Зимний вечер» Клевера, «Сосновый лес» и «Березовая роща» Шишкина, «Демон» и «Тарас Бульба» Зичи, были своего рода эпохами. Это были оригиналы, по которым дети учились рисовать – это была школа для целого подрастающего поколения».

Несмотря на разнохарактерность «марксовских изданий», в их оформлении проглядывается нечто общее, связанное единством подхода к книге и понимания ее назначения. Прежде всего чувствуется стремление продлить ее жизнь, «одев» в отличный переплет, придать ей величественный вид как источнику познания. Про «марксовские» издания нельзя сказать, что они изящны, но и нет в них «купецкой» аляповатости и роскоши, хотя золотое тиснение – чуть ли не обязательный атрибут каждой обложки. В оформлении просматривается, как бы мы сейчас сказали, много излишеств, но иллюстрации почти никогда не довлеют над текстом, даже тогда, когда не раскрывают его, а лишь сопровождают. Набор свободный, без всякого намека на экономию, да и бумага, как правило, лучших сортов (все сказанное касается отдельных изданий,. но не приложений к «Ниве», о них речь впереди).

С современной точки зрения универсальный подход к оформлению различного рода изданий нецелесообразен, но во времена Маркса перед художником всегда стояла дополнительная задача – он оформлял издания одной фирмы, и читатель, когда брал в руки выпущенные ею книги, должен был помнить об этом. Как бы то ни было, но в одной манере оформлялись беллетристические произведения, научнопопулярные книги и практические руководства.

«Я всегда держался такого правила: вместо того, чтобы издать 2000 экземпляров книги по 15 рублей, я издавал 5 тысяч по 7. И редко ошибался в расчете. Если бы даже мое пятнадцатирублевое издание разошлось с успехом, я более был бы счастлив, распространив ту же книгу в двойном количестве экземпляров, но по цене вдвое более дешевой», – говорил Маркс. В правдивости сказанного нетрудно убедиться на примере изданных им сочинений русских классиков.

Первым в ряду этих изданий стало полное собрание сочинений М.Ю. Лермонтова. В 1891 г. кончался пятидесятилетний срок охраны авторского права, предусмотренный законом. Сочинения писателя стали общим достоянием. Используя это обстоятельство, Маркс выпустил в том же году двухтомник, состоящий из четырех частей, за весьма и весьма умеренную плату, по крайней мере, вдвое меньшую, чем назначалась за подобные издания.

Рисковал ли издатель, приступая в 1889 г. к этому изданию? Думается, что не очень, поскольку у него был уже некоторый опыт. (В 1884 г. Маркс выпустил полное собрание сочинений А. Н. Майкова общим объемом 90 печ листов. Трехтомник стоил в четыре раза дороже, чем двухтомник М. Ю. Лермонтова, и тем не менее к 1890 г. он разошелся в пяти изданиях). Правда, расходы по подготовке сочинений Лермонтова непредвиденно возросли. Приступая к изданию сочинений Лермонтова, Маркс не очень. задумывался над его характером и рассчитывал поступить так же, как поступали в подобных случаях все другие издатели. Обычно подготовительная работа заключалась в том, что перепечатывался уже известный текст и снабжался несколько переработанными редактором примечаниями, заимствованными из предшествующих изданий. Хорошо еще, что за основу бралось наилучшее из них. В качестве такого редактора и был приглашен Арсений Иванович Введенский, автор нескольких заметок в «Ниве», в том числе и о Лермонтове. Именно он предложил, вопреки существующей практике, сверить тексты с сохранившимися рукописями и дополнить их вышедшими к этому времени новыми произведениями поэта и его письмами Естественно, что приступить к работе за первоначально предложенный гонорар ему не представлялось возможным. Когда Маркс ознакомился с проделанной работой, между ним и Введенским состоялся весьма примечательный разговор: «Арсений Иванович, я не могу вполне оценить Ваш труд, этот расход не входил в мои расчеты, и Бог знает, по лучу ли я от издания какую-либо выгоду. Но, во всяком случае, я понимаю, что нужно считаться с Вашей работой, хотя вы делаете ее по Вашему личному желанию. Позвольте мне удвоить условленный нами гонорар...»

Этот эпизод весьма характерен для Маркса, умевшего быстро оценить достоинства того или иного предложения. Он правильно посчитал, что выпущенное им собрание сочинений, как всякое массовое издание, в научном плане все равно будет уступать составленному таким авторитетом, как П. А. Висковатов («Сочинения», составленные П. А. Висковатовым, выходили в шести томах с 1889 по 1891 г.), зато оно окажется способным конкурировать, благодаря дешевизне, и с ним и с пятитомником под редакцией И. М. Болдакова, одновременно выпускаемым московской фирмой Е. Гербек. О том, что Маркс не ошибся в расчетах, свидетельствует успех полного собрания сочинении М.Ю. Лермонтова у современников. Через десять лет оно было переиздано.

Удачное начало побудило Маркса предложить А.И. Введенскому подготовить ряд однотомных собраний сочинений русских классиков, на которые не распространялся из-за давности лет закон об охране авторского права, благодаря чему их можно было бы продавать за минимальную цену. При этом Маркс, естественно, не намеревался отказываться от возможности выпустить их в виде «изящных» изданий.

Так, в 1892 г. выходят полные собрания сочинений А.С. Грибоедова, И.И. Козлова, А. В. Кольцова и А.И. Полежаева. Все они однотипны: кроме основного текста содержат биографический очерк писателя и его портрет. По составу они более полные, чем предшествующие издания, во всех случаях тексты сверены, насколько это было возможно, с рукописями. По тщательности подготовки и по полноте особо высоко было оценено трижды переиздававшееся при жизни Маркса собрание стихотворений А.В. Кольцова. К тому же, оно и стоило вдвое дешевле других сборников Кольцова, вышедших одновременно с ним (50 коп., с переплетом – 70 коп., а в «роскошном» коленкоровом переплете – 80 коп., с пересылкой – 1 руб.). На следующий год под редакцией А. И. Введенского вышли «Сочинения» М. В. Ломоносова и «Полное собрание сочинений» Д. И. Фонвизина. Эти издания идентичны названным, но их тексты с рукописями не сверялись. Сборники составлялись по предшествующим изданиям и сопровождались небольшими примечаниями.

Повсеместный интерес, проявленный современниками ко всем собраниям сочинений отечественных классиков, по всей вероятности, и подсказал Марксу мысль о возможности их издания в качестве приложений к «Ниве», вернее, убедил его в том, что они послужат лучшим стимулом к подписке на журнал. Впрочем, уверять читателя, что издателем двигали лишь меркантильные соображения, весьма рискованно. Маркс отлично понимал, что пускать годовыми приложениями надо одно, от силы два собрания сочинений. И начинать следует с сочинений не второстепенных писателей, а таких, чье имя хорошо известно читающей публике. Но, как правило, произведения таких писателей были уже приобретены его коллегами, время от времени выпускавшими эти сочинения небольшими тиражами, по цене, делавшей их фактически недоступными даже интеллигентному читателю. Так, например, сочинения Ф.М. Достоевского стоили 25 руб.

8 марта 1893 г. Маркс покупает у В.В. Думнова за 150 тыс. руб. авторские права на сочинения Н.В. Гоголя, а 15 апреля того же года перекупает у наследников Достоевского за 75 тыс. руб. принадлежащие им авторские права, но с условием, что полное собрание сочинений покойного писателя должно выйти обязательно в виде приложения к «Ниве» в течение ближайших трех лет. Подобных условий при столь высокой цене еще никогда и никто не выставлял. Почему же Маркс пошел на, казалось бы, явно невыгодную для него сделку? Такой ее, кстати, считала и А.Г. Достоевская, и окружающие ее лица. В подтверждение основательности своих сомнений она даже приводила любопытный эпизод: «Пока мы пересчитывали пачки (денег–Е. Д.), мы заметили, что Адольф Федорович, вошедший в контору таким оживленным и разговорчивым, мало-помалу затуманился и совсем перестал говорить. Весьма вероятно, что в минуту, когда он уплатил такую большую сумму, в его душе возникло сомнение, хорошо ли он придумал и будет ли для него выгодна только что совершенная сделка». Речь, понятно, шла не о потере нескольких десятков тысяч рублей. В начале 90-х годов Маркс уже мог безболезненно позволить себе такую «роскошь». Предпринимаемое начинание было подлинной революцией в книжном деле, и Адольф Федорович это отлично понимал, но не был, видимо, уверен в ее успешном завершении. По всей вероятности, не знал он и того, что именно с его изданий начнется подлинна массовый выпуск произведений классиков, ставших благодаря невысокой цене доступными демократическому читателю. Этот процесс «демократизации» классиков был впоследствии развит горьковским «Знанием» и И.Д. Сытиным (народные издания «Посредника» шли в несколько ином потоке).

Как «деловой» человек, Маркс не прогадал и в этом случае. Сочинения Ф.М. Достоевского дали «Ниве» дополнительно 50 тыс. подписчиков, другими словами, 250 тыс. рублей и, главное, привлекли общественное внимание к задуманному предприятию.

Выплатив Думнову громадную, можно сказать, невиданную по тем временам сумму за монопольное владение авторскими правами на сочинения Гоголя, Маркс опять оказался ограничен жесткими временными рамками, так как через 8 лет исполнялось пятидесятилетие со дня смерти писателя. Однако выпускать полное собрание сочинений Гоголя приложением к «Ниве» он не спешил. Во-первых, он хотел несколько компенсировать свои затраты и сначала выпустить его самостоятельным изданием по цене сочинений 1892 – 1893 гг., а во-вторых, намеревался сделать его действительно самым полным. Правда, для этого необходимо было перекупить у наследников писателя права на его письма. И лишь после того, как полное собрание сочинений Н. В. Гоголя выдержало ряд издании, он пустил его приложением к «Ниве» Это никак не повлияло на его успех, ведь подписка на журнал вместе с приложением стоила столько же, сколько и отдельное издание.

В течение  восьми лет Маркс предпринял несколько изданий, связанных с именем Гоголя, на них шла часть полученной прибыли. Нерентабельной оказалась серия «Иллюстрированные народные издания сочинений Н. В. Гоголя», состоявшая из 14 брошюр, из которых самые дешевые стоили 10 коп., а самая дорогая («Ревизор») – 40 коп. (Любопытно отметить, что выпущенное им одновременно отдельное издание комедии, подготовленное акад. Н С. Тихонравовым, стоило 2 руб ) В серию вошли почти все наиболее популярные произведения писателя. Для всех брошюр были заказаны оригинальные иллюстрации, виньетки, заставки и т п. Например, в повести «Тарас Бульба» на 170 страницах текста было дано 28 рисунков и виньеток художников И. Э. Грабаря, М. А. Зичи, Р. Штейна, А. Котляревского и др. Книга была издана на отличной бумаге, в переплете, а стоила лишь 30 коп. К тому же фирма брала на себя расходы по пересылке, если серия заказывалась целиком. Ни одно из известных дореволюционных изданий, подобным образом оформленное, не стоило так дешево.

Еще большие убытки принесло Марксу издание «Мертвых душ», но зато своей необычностью оно поразило современников. Адольф Федорович готовил его в течение 5 лет, поручив художественную часть П П. Гнедичу (текст печатался по редакции акад. Н. С. Тихонравова). Впоследствии Гнедич весьма образно описал ход подготовки этого издания: «Когда брался за новое роскошное издание, он никогда не мог избавиться от искушения отойти от первоначальной сметы. Сначала он делал это нерешительно: увеличивал размеры рисунков и количество их, постепенно доводя до двойного и тройного числа, затем он увеличивал формат издания и, наконец, совершенно неожиданно накидывал на прежнюю смету лишних тысяч пятьдесят. Дойдя до такого решения, он, как смелый пловец, решившийся на рискованное плавание, уже не отступал, а развернув все паруса, шел против ветра. В разгар издания он работал над ним во что бы то ни стало, – не спал, не ел, но каждую страницу штудировал хозяйским глазом».

По свидетельству самого издателя, материал для иллюстраторов собирался «по провинциальным захолустьям, где реально еще сохранились осколки быта «губернии» 20 и 30 годов XIX века. Каждая мелочь, каждая деталь, каждый аксессуар Чичиковской эпохи тщательно проверены, зарисованы, сфотографированы». Книга была издана большим форматом с необычайной шириной полей, на бумаге высших сортов в тисненом переплете. Число иллюстраций, виньеток совпадало с числом страниц основного текста – 560. Собственно иллюстраций было несколько меньше (10 гелиографии и 335 рисунков). Пейзажи рисовали художники Н.Н. Бажин и Н.Н. Хох-ряков, жанровые сцены – В.А. Андреев, Афанасьев, В.И. Быстренин, М. М. Далькевич, Ф. С. Казачинский, И. К. Маньковский, Н. В. Пирогов, Е.А. Самокиш-Судковская, С.С. Соломко.

Все это были художники второго ряда. Даже отталкиваясь в отдельных случаях от образов, созданных Боклевским, они не могли достигнуть глубины его психологически точных характеристик. К тому же они сознательно стремились притупить сатирическую направленность «Мертвых душ», в чем явно солидаризировались с Марксом, который в специальном предисловии к книге, демонстрирующем его большие профессиональные знания, подчеркивал свое органическое неприятие агинской трактовки образов поэмы, называя его рисунки «довольно неудачными». Собственно, эта тенденция проскальзывала и в выборе варианта заглавия. Смещение акцента в данном случае играло громадную роль в трактовке идейной направленности поэмы, ставя как бы на первое место историю прелюбопытных (но частных) похождений авантюриста Павла Ивановича Чичикова. Издатель, а за ним и художники, не желали видеть того, что и Чичиков и другие «герои» повество вания были живыми «мертвыми душами» (кстати, это ярко подчеркивалось Агиным). Душа бессмертной поэмы осталась нераскрытой. Тем не менее это издание, имевшее очень мало предшественников в русской практике, стало тем, что в Европе называлось «fions de luxe». «Рассматривая издания Маркса с технической точки зрения,– писал один из рецензентов,– можно только руками развести, удивляясь дешевизне роскошного тома, пущенного в продажу за 12 рублей». Указывая па предполагаемый тираж в 2–3 тыс. экз., он утверждал, что «А.Ф.Маркс на данном предприятии поплатился более или менее крупной суммой без всякой надежды на возмещение убытков».

Несмотря на восторженный прием, оказанный критикой «Мертвым душам», истинным памятником Н.В. Гоголю стало перекупленное у В.В. Думнова «Полное собрание сочинений» писателя, вышедшее под редакцией акад. Н.С. Тихонравова, согласием которого вести издание и впредь Маркс заручился за два дня до официального оформления сделки. Начатое в 1889 г., оно было завершено в 1896 г. Два последних тома, вернее полутома (VI и VII), за смертью Н.С. Тихонравова, вышли под редакцией В.И. Шенрока. «Это издание представляет собою труд огромной тщательности и результат серьезнейшего изучения гоголевских текстов»,– писал в свое время Н. Коробка. Выход сочинений стал крупным событием не только в истории издания сочинений Гоголя, но в истории развития всей русской текстологии. Наиболее полное из всех предшествующих, оно все же не включало письма писателя34. Поэтому Маркс, обладая правами их публикации, в 1901 г. выпустил под редакцией В. И. Шенрока собрание писем Н.В. Гоголя в 4-х томах, намного превосходившее по количеству документов все известные ранее. В дни полувековой годовщины со дня смерти писателя Маркс с полным основанием мог заявить, что он, как никто другой, постарался увековечить память писателя широким распространением его произведений среди народа.

До Маркса и после издатели выпускали кряду по нескольку собраний сочинений, умудряясь при этом еще приобрести на них право литературной собственности. И далеко не все разорялись, напротив, многие преуспевали при этом. Вот, например, современник Адольфа Федоровича, крупнейший издатель Николай Гаврилович Мартынова 1881г. приобрел за сущие гроши в полную собственность сочинения Д. В. Григоровича, а в 1884 г. право издания сочинений А.Н. Островского. В 1885 г. он скупил все оставшиеся экземпляры прежде изданных сочинений С.Т. Аксакова и получил возможность выпустить первое собрание его сочинений. В следующем году он приобрел права на издание полного собрания сочинений Л.А. Мея, а в 1887 г. – И.И. Панаева. Однако ни он, ни его коллеги не издавали их так планомерно и дешево, как Маркс.

Маркс, как правило, выпускал собрания сочинений популярных писателей двумя изданиями: одно, тиражом не более 20 тыс. экз., по обычной цене, примерно 1 руб. 50 коп. за том, а второе – в виде бесплатного приложения к журналу. Тираж последнего определялся самими подписчиками, поэтому ему ничего не оставалось, как внимательно прислушиваться к их мнению и не просто расширять из года в год репертуар приложений, а давать лишь то, что способно было заинтересовать читателя. Отсюда и родилась идея создания у постоянного подписчика «Нивы» библиотеки отечественной классики. Просчеты в этом плане, бесспорно, имелись, но не они определяли общее направление. Маркс мог с полным основанием заявить, что «главная цель «Нивы» – служить в области печатного слова культурным задачам дорогого нашего отечества. В этом она полагает и все свое значение, и все свое честолюбие; этим определяется и содержание ее приложений. Сделать выдающихся наших писателей общедоступными – одно из верных средств достижения этой плодотворной цели».

При всей выспренности и декларативности заявления, взятого к тому же из рекламного проспекта, нельзя не отметить справедливости приведенных слов. Выпущенные приложением к «Ниве» произведения классиков действительно становились «общедоступными». Но бесспорно и другое: благодаря этим изданиям Маркс сумел развить свое дело и удачливо соперничать с конкурентами. «К 1 января подписка на «Вокруг света» упала до половины благодаря тому, что «Нива» дает приложением Тургенева»,– жаловался в письме к А. П. Чехову И. Д. Сытин.

Впрочем, понять, что нужно читателю и суметь удовлетворить его пожелания было для тех лет делом далеко не простым. Д. В. Григорович неоднократно печатался в «Ниве», но для того, чтобы пустить собрание его сочинений приложением к журналу, Марксу пришлось заплатить Н. Г. Мартынову значительно больше, чем тот заплатил автору. И не всегда лишь деньги решали проблему. Увидеть имя Л. Н. Толстого на страницах собственного издания было давней и затаенной мечтой Маркса. Но писатель, как известно, разрешал свободную перепечатку своих сочинений, поэтому Адольфу Федоровичу пришлось заплатить ему громадную по тем временам сумму (автору эти деньги нужны были для помощи духоборам) за единоличное право первой публикации «Воскресения» в «Ниве». Но даже цензурные мытарства оказались сущими пустяками в сравнении с теми неприятностями, которые ему доставило заграничное издание романа. Да и к провинциальному читателю выходившая по субботам «Нива» попадала позже ежедневных газет, безбожно перепечатывавших очередные главы романа. Маркс был вынужден просить В. Г. Черткова оградить его права. «В противном случае, – писал он, – я сочту себя вправе и буду вынужден не придерживаться никаких рамок, и буду печатать в каждом номере столько глав, сколько я признаю удобным исключительно в своих. интересах».

Л.Н. Толстой печатно протестовал против злоупотребления его словом, но протесты остановили далеко не всех. За Марксом осталась слава первого издателя «Воскресения», но стоила она ему очень дорого.

У каждого читателя своя иерархия любимых писателей, но вряд ли кто-нибудь станет оспаривать тот факт, что в 90-е годы прошлого века после произведений Л.Н. Толстого наибольший общественный интерес вызывали сочинения И.С. Тургенева, И.А. Гончарова, М.Е. Салтыкова-Щедрина, А.П. Чехова. Их-то сочинения Маркс и решил последовательно выпустить в качестве приложений к «Ниве». Однако первый из названных писателей был связан договором сначала с Ф.И. Салаевым, затем с И. И. Глазуновым, получившим право монопольного издания его сочинений. За публикацию своих произведений в журналах Тургенев получал высший по тому времени гонорар. В начале 80-х годов, когда «Нива» достигла тиража в 70 тыс. экз.. Маркс через Д.В. Григоровича предложил Тургеневу опубликовать в журнале любое из своих произведений. В ответном письме писатель спешил поблагодарить Григоровича «за доставление великолепного предложения г-на Маркса». Осенью 1882 г. он вновь подтвердил свое намерение предоставить журналу новую повесть, о чем Маркс тут же поспешил сообщить своим подписчикам. На этом, правда, дело и остановилось. Тяжелая болезнь помешала Тургеневу выполнить свое обещание. Чувствуя неловкость, он в повторном письме к Григоровичу не преминул заметить, что «был бы рад сдержать слово Марксу – и сдержу его, как только болезнь не помешает». Но шло время, а болезнь прогрессировала; все меньше и меньше надежд оставалось на ее благополучный исход. Н тогда Маркс сделал шаг, последствия которого долго, и разноречиво обсуждались в литературных кругах: он решил навестить Тургенева и просить разрешения напечатать несколько непубликовавшихся его произведений. (Об их существовании он узнал от поэта Я.П. Полонского, бывшего в близких отношениях с Тургеневым).

Отправившись в июле 1883 г. за границу, Адольф Федорович «нарочно поехал в Париж, чтобы лично иметь случай видеть Ивана Сергеевича и от него самого узнать окончательно о положении его здоровья и его намерениях». Предпринимая новое издание сочинений писателя, Маркс волей-неволей должен был подумать о том, чтобы оно не одной ценой отличалось от последнего (посмертного) его полного собрания сочинений в 10 томах. Текст авторизованного издания вновь проверять по рукописям, естественно, не имело никакого смысла. Оставалось лишь одно: выпустить дополненное издание. Такая возможность имелась. Дело в том, что И.И. Глазунов купил, фактически, лишь право литературной собственности на прозаические произведения Тургенева, а обладателем его поэтических произведений оказался издатель Иннокентий Михайлович Сибиряков. Последний, в свою очередь, выпустив в 1891 г 2-е издание «Стихотворений», продал его 30 октября 1895 г А. Ф Марксу за 3 тыс руб. Таким образом, издание Маркса дополнилось поэмами «Андрей» и «Параша» (в свое время о ней восторженно отзывался В. Г. Белинский), стихотворением «Разговор», переводами из Байрона и Гете, эпиграммами, «Стихотворениями в прозе», оригиналы которых хранились у М.М. Стасюлевича.

Сочинения И.С. Тургенева были отпечатаны на белой глазированной бумаге, более четко, чем предшествующие издания, и стоили в Петербурге без доставки 5 руб. 50 коп, а в других городах (с доставкой) 7 руб , в то время как за глазуновское издание надо было уплатить в два раза дороже– 15 руб. К тому же, в придачу к нему полагались пятьдесят два номера «Нивы» и прочие приложения.

На следующий год после сочинений И. С. Тургенева приложением к «Ниве» вышло «Полное собрание сочинений» И. А. Гончарова, до этого трижды выпускавшееся И. И. Глазуновым по стандартной цене – 1 руб 50 коп. за том. Гончаров несколько раз печатался в «Ниве», и Маркс платил ему по наивысшей для того времени ставке– 1000 руб. за лист. Но отнести писателя к числу постоянных авторов журнала, несмотря на оказываемое ему «Нивой» внимание, было бы более чем рискованно.

Желая дополнить глазуновское издание, А Ф. Маркс перекупил за 2750 руб. у Е. К. Линденбаум (урожд. Трейгут) дарованное ей писателем право на его произведения «Уха», «Май месяц в Петербурге» и «Превратность судьбы» Однако это издание оказалось «неполным», гак как в него не были включены некоторые критические и публицистические произведения писателя (некролог «Н А. Майков», отзыв о «Грозе» Островского, записка о «Московских ведомостях» и очерк «По Восточной Сибири») и др

Все выпущенные Марксом собрания сочинений сопровождались подробным биографическим очерком о том или ином писателе, написанным авторитетным ученым. В частности, биография И А. Гончарова была написана С. А Венгеровым.

Третий из названных писателей – М Е. Салтыков-Щедрин – при жизни не продал принадлежавших ему прав литературной собственности, хотя и собирался это сделать. В 1879 г. он писал М. М. Стасюлевичу «Сегодня ко мне приезжал доверенный фирмы Салаевых и предлагал купить меня навсегда, всего и со всем, что будет написано впредь (до сих пор около 420 листов формата «Вестника Европы»). Я назначил цену крови 60 тыс. руб. без рассрочки». Издатель предложил 50 тыс., из которых лишь 20 1ыс. наличными, и автор, прекратив переговоры, сам предпринял издание своего полного собрания сочинений (в

товаров на странице

товаров на странице

Свяжитесь с нами

Телефон магазина

Телефон:+371 20 511 000

Электронная почта

Новые книги магазина

Популярные товары

» Все популярные товары

PayPal