Рассылка

Год издания: 1916

М.З. Отдел земельных улучшений

Вестник торфяного дела. 1916 год № 1-4. Полный годовой комплект

Это ПОЛНЫЙ КОМПЛЕКТ за год! В год выходило 4 номера. Редактор И.И.Вихляев. М.З. Отдел земельных улучшений Вестник торфяного дела. 1916 год № 1-4 издана в 1916 г. Товарищество художественной печати. Ценная книга и надежное вложение денег. Очень редкое периодическое  издание в полной годовой комплектности.

Подробнее

1 шт на складе

Внимание: ограниченное количество товара в наличии!

890 €

Книга М.З. Отдел земельных улучшений Вестник торфяного дела. 1916 год № 1-4 издана в 1916 г. Товарищество художественной печати. Редактор И.И.Вихляев.

С начала XVI века самой передовой страной в деле использования торфа дружно признавалась Голландия, жители которой отвоевывали у моря и болот каждый клочок земли, а все побочные продукты этих побед неизменно пускали в дело. Именно там Петр I увидел, как торф применяют для топки печей, как подстилку для домашнего скота вместо соломы, и, убедившись в полезности голландского опыта, попытался перенести его на русскую землю, приказав подданным добывать торф, особенно в безлесных местах. Дело, однако, не заладилось, и царь-реформатор, как обычно, решил прибегнуть к помощи иностранных специалистов. В 1713 году он наделил привилегией на разработку торфа в любых болотах по всему государству голландца Армуса, но толку из этого не вышло — иноземец так и не приступил к работе, а о пользе торфа благополучно забыли на десятилетия.

Толчком для возвращения к идее использования болотных отложений на пользу людям вновь стал иностранный опыт, на этот раз прусский. Король Пруссии Фридрих II после окончания в 1763 году Семилетней войны обратил особое внимание на заболоченную часть своих земель и сделал немало для их осушения и полезного использования, включая заселение — колонизацию.
На протяжении многих десятилетий чиновникам Министерства государственных имуществ только грезилось превращение топей в пашни
На протяжении многих десятилетий чиновникам Министерства государственных имуществ только грезилось превращение топей в пашни

Фото: РГАКФД/Росинформ

"Во время его царствования,— писал видный русский специалист по торфу инженер И. И. Вихляев,— было осушено более 250 000 гектаров болот, часть которых была колонизирована. Затраты на приведение болот в культурное состояние достигли за 23-летний период после Семилетней войны до 40 миллионов талеров, что составляет в год 1,7 миллионов. Принимая во внимание, что общий годовой бюджет Пруссии тогда равнялся 20 миллионам талеров, получим 8% годового бюджета, расходовавшихся на осушение и колонизацию болот".

Подобное поведение давнего недруга не могло не остаться незамеченным в России, но миллионов на осушение болот, как водится, в казне не оказалось, и потому Императорское вольное экономическое общество сделало несколько попыток развить частную инициативу в торфяном деле. Общество, имевшее значительный авторитет в стране, с 1765 года опубликовало несколько статей о пользе торфа, но никакой реакции не последовало. Поэтому было решено материально стимулировать тех, кто начнет заниматься торфоразработками.

"В 1791 году,— писал Вихляев,— предлагалось от Общества золотая медаль в 12,5 червонцев тому, кто в продолжение одного года выработает и сожжет наибольшее количество торфа при промышленном производстве или в домашнем хозяйстве, и в 1793 году Общество объявило денежную премию для желающих вводить торфяное топливо. Но премии оставались не присужденными за отсутствием лиц, разрабатывавших и употреблявших торф".

Правда, отдельные попытки начать разработку болотных залежей в России в тот период все-таки наблюдались.

"В 1793 г.,— констатировал историк отечественных торфопредприятий В. К. Новиков,— англичанин Мэдокс открывает первую частную разработку торфа у деревни Ивахиной, Гжатского уезда, Смоленского наместничества, и затем кн. Куракин — в Орловской губ. В 1795 г. близ Москвы открывается торфяной завод, торф с которого идет на обжигание кирпичей на Измайловском кирпичном заводе".

"В конце 1830-х годов,— писал Новиков,— в ближайших окрестностях Москвы уже работают 2 торфоразработки — мануфактур-советника Кожевникова на Свибловском болоте, близ Петровско-Разумовского, и суконной фабрики Музеле на болоте Чесменской дачи. Свибловский торф пользуется довольно широкой известностью и потребляется как местными, ближайшими к Свиблову, фабриками (напр., суконной фабрикой Шапошникова в Лихоборах), так и московскими (ситцевая фабрика Финка, красильное заведение Юнгста и др.), обходясь даже для последних, несмотря на значительную перевозку гужем, на 30% дешевле дров".

"В 1900 г.,— писал Новиков,— ввиду вздорожания цен на каменный уголь и нефть, а также и в целях сохранения лесов в С.-Петербурге была образована комиссия, устроившая ряд совещаний о мерах к развитию торфодобывания в России. Комиссия обратила внимание на вопросы обугливания торфа и постановила открыть у ст. Редькино, Николаевской ж. д. (болото "Галицкий мох") завод для коксования торфа по способу Циглера. Выстроенный в 1901 г. завод сгорел до окончания своего полного оборудования. В 1903 г. при министерстве земледелия учреждается особое междуведомственное совещание для обсуждения мер, могущих способствовать развитию торфяного дела. Совещание высказалось за усиление технического персонала торфмейстерской части, но наступившая война с Японией и революция 1905 г. надолго отодвинули осуществление этого дела, и только в 1914 г. специальный персонал был усилен учреждением должностей шести районных торфмейстеров для обслуживания районов с наиболее развитым торфодобыванием (Петроградского, Московского, Владимирского, Нижегородского, Могилевского и Тамбовского)".

Возможно, торфопроизводство так и осталось бы отсталой и полукустарной отраслью русской промышленности, если бы не Первая мировая война. В связи с нехваткой топлива для транспорта, промышленности и отопления жилья добычей торфа заинтересовались даже крупные предприниматели. Однако главное и, как оказалось, весьма важное для судеб страны и мира событие произошло двумя годами ранее, в 1912 году, когда на болоте Госьбужье в Богородском уезде Московской губернии общество "Электропередача" открыло первую в России электростанцию, работающую исключительно на торфе. Электроэнергия от нее передавалась в Москву, Богородск, Орехово-Зуево и Павловский Посад с их районами.

Мощность этой станции была сравнительно небольшой, но во время Гражданской войны, когда белогвардейцы наступали на Москву и подвоз угля и тем более нефти оказался затруднен до крайности, именно эта электростанция позволила большевистскому правительству сохранить телеграфную связь и управлять красноармейскими частями, чрезвычайными комиссиями и совдепами на местах. Некоторые авторы 1920-х годов утверждали, что Ленин называл Богородскую электростанцию спасительницей революции и с тех пор стал ярым поклонником торфа как топлива.

В 1920 году вождь мирового пролетариата писал своему соратнику Г. М. Кржижановскому о том, что развертывание добычи торфа в массовых масштабах обойдется стране гораздо дешевле добычи угля или сланца: "Вот быстрейшая и вернейшая база восстановления промышленности... Выход из топливного кризиса". А от наркома просвещения Луначарского требовал усилить пропаганду торфодобычи, начать выпуск плакатов, брошюр и листовок о пользе торфяного топлива. В том же 1920 году, выступая на III съезде текстильщиков, Ленин говорил:

"Торф нам нужен для того, чтобы подвезти рабочим хлеб, крестьянам — соль, текстильным фабрикам — хлопок и т. д. В торфе наше спасенье. Этот торф лежит под боком, около тех фабрик, которые в настоящее время стоят. В это время нельзя говорить, что мы — текстильщики, а не торфяники. Такая точка зрения рабочих означала бы для них возврат к старому. Необъятные трудности предстоят в этом деле. Я знаю, что, может быть, некоторым придется работать в воде, не имея производственной одежды. Но мы должны помнить, что на кровавом фронте наши красноармейцы тоже без сапог, в условиях походной жизни, по колена в воде и грязи, как это было недавно на южном фронте, умели одерживать победы. На фронте труда мы не должны говорить: "где уж нам", или: "нам это не под силу". Кто так рассуждает, тот не коммунист".

 

  • Переплет книги: Полукожаный с золотым тиснением
  • Год издания: 1916
  • Формат размера издания: Издание крупного формата (от 205х260мм до 240х300)
  • Автор: М.З. Отдел земельных улучшений
  • Библиофильские особенности издания: В книге собраны интересные данные и материалы, которые представляют ценность и в наше время
  • Роскошное издание, отличный подарок: Богато иллюстрированное издание или издание в отличном переплете и отпечатанное на бумаге высшего качества
  • Сохранность лота: Отличная
  • Место издания: Товарищество художественной печати
  • Инвестиционный - коллекционный рейтинг по Obook.ru: 8

  • Инвестиционно-коллекционный рейтинг по Obook.ru = 1 Инвестиционно-коллекционный рейтинг по Obook.ru = 2 Инвестиционно-коллекционный рейтинг по Obook.ru = 3 Инвестиционно-коллекционный рейтинг по Obook.ru = 4 Инвестиционно-коллекционный рейтинг по Obook.ru = 5 Инвестиционно-коллекционный рейтинг по Obook.ru = 6 Инвестиционно-коллекционный рейтинг по Obook.ru = 7 Инвестиционно-коллекционный рейтинг по Obook.ru = 8 Инвестиционно-коллекционный рейтинг по Obook.ru = 9 Инвестиционно-коллекционный рейтинг по Obook.ru = 10
    Подробнее о коллекционном рейтинге по Obook.ru

ПОХОЖИЕ ИЗДАНИЯ: 1 похожих товаров найдено в продаже.

Свяжитесь с нами

Телефон магазина

Телефон:+371 20 511 000

Электронная почта

Новые книги магазина

Популярные товары

» Все популярные товары

PayPal