Рассылка

Год издания: 1894

В.Д.Спасович

Сочинения В.Д.Спасовича. Том 4. Судебные речи (1875-1882)

Книга в старинном полукожаном переплете. Антикварная редкость! Прижизненное первоиздание великого русского юриста!  В.Д.Спасович Сочинения В.Д.Спасовича. Том 4. Судебные речи (1875-1882) издана в 1894 г. Книжный магазин Бр.Рымович

Подробнее


Автор: Спасович, Владимир Данилович

Спасович, Владимир Данилович

Издатель: Книжный магазин братьев Рымович

Книжный магазин братьев Рымович

1 шт на складе

Внимание: ограниченное количество товара в наличии!

340 €

Спасович как судебный оратор и ученый. Спасович - один из самых выдающихся деятелей русской адвокатуры, которой он посвятил себя с самого введения в России судебной реформы в 1866 г., примкнув к числу первых, получивших звание присяжного поверенного при санкт-петербургской судебной палате. Неоднократно избираемый в товарищи председателя и председатели совета присяжных поверенных санкт-петербургского округа, Спасович много поработал для регламентации отношений последних к публике и к поручаемым им делам, в смысле требований строгой профессиональной этики.

Давая характеристику В. Д. Спасовичу, А. Ф. Кони писал:
"В числе многих и многие годы я восхищался его оригинальным, непокорным словом, которое он вбивал, как гвозди, в точно соответствующие им понятия, -- любовался его горячими жестами и чудесной архитектурой речи, неотразимая логика которых соперничала с глубокой их психологией и указаниями долгого, основанного на опыте житейского раздумья" {А. Ф. Кони, Отцы и дети судебной реформы, СПб., 1914, стр. 229.}.
Отмечают, что Спасович, начиная речь, как бы разочаровывал слушателей. Первую фразу он всегда произносил с большим внутренним напряжением. Оратор вначале заикался, слова были непокорны, фразы рождались тяжело, резали слух, но проходили первые минуты, и он овладевал аудиторией, произносил речь уверенно, твердо, убедительно. Замеченные дефекты сглаживались богатством мыслей, которые щедро подаются ярким, образным языком.

Выступая в качестве защитника, а иногда и гражданского истца, в ряде выдающихся уголовных дел, Спасович явился не только своеобразным, глубоким и талантливым представителем адвокатуры, но и всей своей деятельностью на этом поприще преподал достойные самого внимательного изучения приемы и способы, согласные с непосредственными целями и, вместе с тем, - с общественными задачами адвокатуры. Полное собрание его сочинений содержит в себе пять томов речей, из которых представляется возможным вывести, в известной системе, его взгляды на теорию и практику деятельности судебного оратора. Так, выделяя из общего понятия о защите ее задачи Спасович находит, что, помогая суду заглянуть в тайны души подсудимого и изучить ее изгибы, защитник должен сказать в пользу обвиняемого все, чего он сам не может, не умеет или не хочет сказать, не закрывая при этом глаза на истину и не указывая голословно на влияние и воздействие среды, личностей или обстоятельств, без их тщательного изучения и проверки и без сопоставления личности искушаемого со свойствами и приемами искушения. Дар свободного слова предоставлен адвокату для облегчения участи подсудимого, и им не следует пользоваться для распространения преступных или противообщественных идей. Из видов защиты по соглашению с подсудимым менее свободна, чем защита по назначению от суда, ибо приходится, по возможности, придерживаться системы защиты обвиняемого. Но и тут защитник не может быть слепым орудием и должен проявлять отвагу своего звания в названии вещей по их именам. В зависимости от свойств обвиняемого защита может выражаться или в полном отождествлении защитником себя с обвиняемым, в особенности в передаче его чувств, или же в отделении себя от него и объективном к нему отношении. По политическим делам защита должна быть свободна, причем адвокат, не будучи солидарен с подсудимым, должен, однако, иметь право высказать всевозможное для оправдания или уменьшения вины подсудимого и для ослабления невыгодного впечатления в отношении чувств, руководивших последним. В своих приемах защита не должна давать увлечь себя неуместным соображениям о возможности надоесть или наскучить судьям, исчерпывая материал до конца и относясь не только к фактам дела, но и к источникам и причинам карательного закона со всесторонним исследованием; в делах, имеющих предметом щекотливые подробности, она должна рисовать не их, а лишь общие начертания предмета, подражая не детальной китайской живописи, а античной скульптуре. Применяя эти общие правила в своей практической деятельности, Спасович облекает в формы, выраженные оригинальным, не всегда правильным, но всегда образным, точным и подчас очень острым языком, глубокое, логически стройное и нередко художественное содержание, давая, в последнем отношении, то яркие очертания, то мысль, неминуемо создающую в последовательном своем развитии тот или другой образ. В общем речи его сжаты и сравнительно кратки; он говорит, как бы следуя совету Канту: "coll'arte di dir росо е di far pensare assai" (искусство мало говорить, но много заставлять думать); и при этом почти всем его речам присущи научный прием разбора и установления методов исследования спорных обстоятельств и известная поучительность на почве обширных и разносторонних знаний в области естественных и гуманитарных наук, поднимающая защиту в высший порядок идей. Очень искусно споря против фактической стороны дела, но никогда не умаляя значения и силы злого деяния, приписываемого подсудимому, Спасович обращает особое внимание на выяснение вопросов о том, что за человек обвиняемый и подходит ли содеянное им под то определение закона, на котором настаивает обвинитель. Отсюда блестящие и продуманные характеристики и тонкий, научный и житейский разбор уголовной квалификации действий подсудимого. Характеристики Саши Большой (в процессе об убийстве фон Зона), Островлевой, Нины Андреевской, Шомберг-Колонтая, Нечаева дают образы, прочно остающиеся в памяти, благодаря своей и психологической и жизненной правдивости. Там, где Спасович принужден разбирать улики и доказательства отрицаемого им события преступления, его едкая критика, находчивые и тонкие сопоставления не оставляют ничего недоговоренным или обойденным, неуклонно направляясь, в виде обдуманных поступательных действий, от окружности к центру дела, т. е. к личности обвиняемого. По содержанию своих речей Спасович является не только защитником в данном деле, но и мыслителем, для которого частный случай служит и поводом для поднятия общих вопросов и их оценки с точки и зрения политика, моралиста и публициста. Его речи часто представляют из себя, независимо от своего делового содержания, цельные, отрывки из учения об обществе, об уголовной политике и о судебной этике. Так, в ряде литературных процессов и дел о преступлениях против церкви им разработан вопрос о свободе совести и вдумчиво очерчены отношения между наукой и религией, между догматической и нравственной стороной последней и между свободой исповедания и свободой исследования; в процессах Кронеберга и Любатович он рассматривает вопросы о пределах карательной власти государства и о взаимодействии законов нравов; в процессе, вызванном дуэлью Утина с Жоховым дает исследование о происхождении и внутреннем значении поединка; в многочисленных делах о преступлениях печати - выясняет вопрос о свободе печатного слова и ее истинных пределах, тщательно впервые выдвигая тонкое различие диффамации, клеветы и брани в печати, советуя судить клеветника по его поступкам, не производя исследований в его душевной области, причем пришлось бы иногда "надевать калоши" и "вступать в область сероводорода" - и ставить в величайшую заслугу автору и лучшую услугу литературы обществу - нравственное поднятие читателя; в делах, разбиравшихся военно-окружным судом дает определение и анализ различных видов военной дисциплины и отношения их к карательной деятельности государства; наконец, в защитительных речах по политическим процессам, богатых историко-бытовым анализом, Спасович развивает строго проводимую систему органического развития государства, не отрицая значения постепенной демократизации и общества, но иронически относясь к утопическим взглядам, построенным не на любви к заветам исторического прошлого, а на радикальном разрыве и с прошлым, и с настоящим, в утопической надежде на "золотой век" будущего, и указывает на важные идейные и практические отличия пропаганды политической от пропаганды социальной.


В некоторых своих речах Спасович затрагивает этические вопросы деятельности адвоката в уголовном процессе. Так, по делу Всеволода Крестовского он, касаясь осуществления защиты по назначению суда, говорит:
"Это такая же служба, как воинская повинность; ее можно исполнять двояко, как казенщину, формально, или с усердием, влагая душу в дело, употребляя все усилия, чтобы подействовать на ум и сердце судей. Я полагаю, что только тот, кто исполняет эту обязанность последним из двух способов, заслуживает, чтобы его уважали, и, конечно, когда кому защитник понадобится, а он может понадобиться всякому, то пожелают найти только такого защитника, который бы не делал ни малейшего различия между делом, назначенным ему от суда, па повинности, и делом защищаемым им по соглашению".
Далее он подчеркивает, что выбор адвокатом средств защиты должен быть предельно добросовестным, свободным от выбора клиента. В средствах защиты не должно быть места сомнительным доказательствам, предоставленным клиентом.
В своих работах, освещающих деятельность адвоката, он подчеркивает ее общественный характер, призванный служить широким интересам правосудия.

Спасович считается прототипом защитника Фетюковича в «Братьях Карамазовых» Достоевского. Данная участь Владимира Даниловича постигла после дела Кроненберга, обвиняемого в истязании своей семилетней дочери. Кроненберг высек её розгами, обнаружив, что она, сломав запор на сундуке жены, шарила там и добиралась до денег. В конечном счёте Ф. М. Достоевский одобрил оправдание Кроненберга, ибо в противном случае семья бы распалась, но порицал Спасовича за то, что своими заявлениями об обыденности телесных наказаний детей в российских семьях он перечеркнул чувство сострадания к ребёнку: «Девочка, ребёнок; её мучили, истязали, и судьи хотят её защищать, — и вот какое бы, уж, кажется святое дело!».

В.Д.Спасович Сочинения В.Д.Спасовича. Том 4. Судебные речи (1875-1882) издана в 1894 г. Книжный магазин Бр.Рымович

  • Переплет книги: Полукожаный с золотым тиснением
  • Год издания: 1894
  • Формат размера издания: Издание крупного формата (от 205х260мм до 240х300)
  • Автор: В.Д.Спасович
  • Сохранность лота: Хорошая
  • Место издания: Книжный магазин Бр.Рымович
  • Инвестиционный - коллекционный рейтинг по Obook.ru: 3

  • Инвестиционно-коллекционный рейтинг по Obook.ru = 1 Инвестиционно-коллекционный рейтинг по Obook.ru = 2 Инвестиционно-коллекционный рейтинг по Obook.ru = 3 Инвестиционно-коллекционный рейтинг по Obook.ru = 4 Инвестиционно-коллекционный рейтинг по Obook.ru = 5 Инвестиционно-коллекционный рейтинг по Obook.ru = 6 Инвестиционно-коллекционный рейтинг по Obook.ru = 7 Инвестиционно-коллекционный рейтинг по Obook.ru = 8 Инвестиционно-коллекционный рейтинг по Obook.ru = 9 Инвестиционно-коллекционный рейтинг по Obook.ru = 10
    Подробнее о коллекционном рейтинге по Obook.ru

ПОХОЖИЕ ИЗДАНИЯ: 214 похожих товаров найдено в продаже.

Свяжитесь с нами

Телефон магазина

Телефон:+371 20 511 000

Электронная почта

Популярные товары

» Все популярные товары

PayPal